Наследие Анри Жанно

Я хочу такую лодку! — воскликнул Анри Жанно, наблюдая из окна проходивший мимо катер. Это были не просто слова. Увлеченный техникой деятельный молодой француз прочно обосновался в отцовской мастерской. Там родилось его первое судно — лодка длиной 3,95 м, с набором и обшивкой из дерева и весом всего 100 кг, рассчитанная на подвесной мотор. Жанно любил скорость и создавал ее для участия в престижной полвека назад гонке на выносливость «6 часов Парижа». Дебют гонщика и судостроителя оказался успешным: Анри первым пересек финишную черту и всю оставшуюся жизнь посвятил созданию моторных лодок.

В 1959 году предприимчивый молодой человек основал в бретонском городке Лез Эрбье компанию Nautical Hall of the West, которая впоследствии разрослась и получила «фамильное» имя. Экономический подъем страны в те годы способствовал стремительному развитию бренда Jeanneau, который уже много лет вместе с Beneteau успешно представляет Францию на международной яхтенной арене. Это стало возможным благодаря креативной и плодовитой команде дизайнеров и конструкторов, которой верфь по праву может гордиться, а ее лодки, парусные и моторные, облюбовали нишу «качественного продукта за разумные деньги».

На многих товарных рынках (в том числе на яхтенном) в качестве маркетингового инструмента часто используется понятие «hand made»..«Лодки нашей верфи создаются вручную», — такой аргумент продавцы нередко применяют при разговоре с покупателем в расчете на его «убойность». Однако человек, живущий в XXI веке и желающий приобрести яхту, должен понимать разницу между яхтой и, например, дорогим манто или обувью, пусть даже из кожи питона. Современные технологии яхтенного производства предполагают для любой лодки определенный объем ручного труда, однако вряд ли кто откажется от частичной механизации или даже автоматизации процессов и, как следствие, увеличения объемов производства. Любая верфь, выпускающая серийные яхты, стремится оптимизировать технологический процесс для повышения количественных и качественных результатов, и это естественный путь развития. Более того, контроль качества на крупных яхтенных верфях порой даже строже, чем на маленьких «семейных», поэтому сегодня покупка серийной лодки в этом смысле принципиально не отличается от приобретения автомобиля.

Приведу пример. На улице рядом с эллингом, где формуют корпуса и надстройки моторных яхт Jeanneau Prestige длиной 50–60 футов с использованием вакуумной технологии, рядами стоят уже вынутые из матриц конструкции. Издалека кажется, будто белый глянцевый пластик поразила ветряная оспа: тут и там заметны хаотично расположенные красные точки. При ближайшем рассмотрении «оспины» оказываются небольшими яркими стикерами с номерами. Так маркируют микродефекты гелькоута: царапины, сколы и трещины, неизбежно возникающие в процессе изготовления корпуса. Поражает то, что порой они едва заметны невооруженным глазом, но все равно получают свою наклейку с порядковым номером и будут исправлены. На этом этапе также контролируют вес корпуса: расход смолы и стеклоткани строго дозирован, и разброс не должен превышать нормативы.

Готовые яхты проверяют в бассейнах прямо в цехе

Тут же, в сборочном цехе, проводится проверка плавучести и посадки почти готовых яхт, для чего их погружают в специальные тестовые бассейны с водой. Затем, по окончании сборочных, монтажных и отделочных работ, каждое судно проходит испытания в море, где специалисты проверяют его динамические характеристики и работу всех систем. Однако здесь у Jeanneau возникли определенные сложности, сказавшиеся на планах дальнейшего развития верфи.

Дело в том, что огромный производственный комплекс в Лез Эрбье находится в сотне километров от Атлантического побережья, и каждую лодку приходится везти на тестовую базу на трейлере. Логистика транспортировки яхт длиной до 18 метров в компании давно отработана, но дальше начинаются ограничения, не позволяющие перешагнуть эту планку. «Три года назад мы и представить не могли, что будем строить тут 60 футовые лодки, но сегодня рынок вынуждает нас увеличивать габариты, поэтому мы взялись за разработку 80 футовой модели, — говорит Мартин Шимкес, директор по продажам в Европе. — Это не предел: длина яхт Prestige может приблизиться к 30 метрам. Поэтому в будущем мы планируем построить новый завод на побережье в Италии, где удобно спускать на воду крупные суда и поставщики комплектующих находятся по соседству».

Мы приехали на верфь Jeanneau в пятницу. Это был выходной день для большинства рабочих, поскольку осенью и зимой, когда заказов меньше, производство переходит на четырехдневную работу, а потом, на пике сезонного спроса, функционирует шесть дней в неделю. В цехах, по которым я бродил с фотокамерой, царили тишина и идеальный порядок. При таких колоссальных масштабах производства — 34 гектара производственных площадей, 5000 лодок разного типоразмера в год, более 1200 сотрудников — сохранять порядок определенно непросто, но видно, что у Jeanneau это получается.

Снаружи между эллингами покоятся на кильблоках нескончаемые ряды готовых яхт: элегантные парусные Sun Odyssey, разномастные круизеры Prestige, компактные скоростные NC и Leader и даже плавучие дачи, специально изготовленные для французской чартерной компании Le Boat. В первый момент подобная картина удивляет. Держать такие богатые складские запасы в период неустойчивой экономики неразумно и даже опасно! Однако верфь работает только по предварительным заказам, все эти лодки уже куплены и ожидают отгрузки! «Наш новый год начинается в августе, когда в Лез Эрбье съезжаются дилеры Jeanneau со всего мира, знакомятся с новыми моделями и размещают предварительные заявки на небольшие лодки, — рассказывает директор верфи Жан-Поль Шапелё. — Однако при заказе крупных парусных и моторных яхт мы вместе с дилером общаемся с каждым клиентом индивидуально».

Побывав в США в начале 1960 х годов и посмотрев на производство стеклопластиковых лодок, Анри Жанно стал одним из пионеров этой новационной по тем временам технологии в Европе. С тех пор кривая развития верфи Jeanneau продолжает неуклонно стремиться вверх. Помимо центрального комплекса в Лез Эрбье, у компании есть еще несколько производственных площадок в соседнем Нанте и Шоле, а также в польском городе Оструда, где производят небольшие стеклопластиковые катера. А кроме успешных проектов парусных и моторных лодок, у верфи Jeanneau был даже один автомобильный, хотя об этом мало кто знает. Почти 30 лет Jeanneau разрабатывала и производила компактные машины Microcar с одноцилиндровыми двигателями Yanmar, для управления которыми во Франции не требуются водительские права.

Напоследок признаюсь, что осмотр производственных мощностей Jeanneаu не был главной целью нашего визита. Нас пригласили на закрытую презентацию трех новейших моделей линейки Prestige: флайбриджной яхты 550, спортивной 550S и немного переработанного флагмана 60S. Широкой публике эти лодки покажут только следующей осенью в Каннах, а мы уже познакомились с ними и планируем в обозримом будущем провести тесты. Немного забегая вперед, скажу, что 550-е модели получили новый корпус и двигатели Cummins с днищевыми колонками Zeus, сохранив при этом в отношении планировки и распределения пространства философию 500-х моделей (которых за год продано более 100 единиц!). Prestige 60S утратила массивный флайбридж; облик ее стал более спортивным, но компактный верхний пост управления тем не менее присутствует.

Яхты получились весьма интересными не только с конструктивной точки зрения, но и в отношении цены. «Сегодня лодки Prestige уже не те, что десять лет назад, — комментирует Жан-Поль Шапелё, — интерес к ним растет не только в Европе, но в Азии и даже в США». А сотрудники компании шутят, что вся верфь Jeanneau работает ради Prestige. Вроде бы игра слов, но она хорошо отражает истинное положение вещей: яхты Jeanneau Prestige давно находятся в одной «весовой категории» с конкурирующими английскими и итальянскими брендами и уж точно не менее престижны оттого, что сделаны во Франции.

Автор: Антон Черкасов

Motor boat& Yachting №2/12

Наследие Анри Жанно

Назад к списку