Привет, профессор!

Витторио, у вас тут много знакомых…

— Давным-давно, почти четверть века назад я основал школу яхтенного дизайна, которая сейчас «выросла» в Университет морского индустриального дизайна. Основной учебный центр расположен неподалеку от Генуи, и еще два — во Франции и Швейцарии. Наше учебное заведение выпускает примерно 90 процентов специалистов, которые работают на европейских верфях. Так что это не просто знакомые, а бывшие студенты. Главный принцип университета — это подготовка высококвалифицированных специалистов. Надо отметить, что наши выпускники более всего сильны в проектировании круизных судов, поэтому здесь так много моих учеников.

— Преподавательская деятельность не мешает вашей основной работе в качестве ведущего дизайнера Jeanneau?

— Честно говоря, я уже немного отстранился от образования, потому что я прежде всего художник, и это занятие занимает большую часть моей жизни. С верфью Jeanneau, которая входит в группу компаний Beneteau — безусловного мирового лидера на рынке малого судостроения, я сотрудничаю уже более полувека. Насколько это сотрудничество было успешным, вы можете судить хотя бы по яхтам, представленным на выставке.

— Итальянцы известны как законодатели стиля во всех сферах деятельности, будь то архитектура, автомобилестроение, мода. Итальянские яхты больших размеров особенно ценятся на рынке именно благодаря уникальному дизайну. В связи с этим хочется спросить: что наиболее важно в процессе создания лодки — красота, стиль, детали или практичность, функциональность, безопасность?

— Вообще-то я никогда эти вещи не противопоставляю. Красота и функциональность настолько взаимосвязаны между собой и настолько дополняют друг друга, что мне трудно четко расставить приоритеты и дать определенный ответ.

— Если осмотреться вокруг, внешне все лодки очень похожи. Как тут сориентироваться покупателю, который не разбирается в нюансах?

— Конечно, для обывателя все лодки выглядят почти одинаково. И основная причина в том, что при решении одних и тех же функциональных задач на протяжении десятков лет были изобретены те формы и очертания, которые можно назвать идеальными. Если вы приедете в аэропорт и посмотрите на самолеты, то едва ли сможете отличить один от другого. Потому что со времени появления первого самолета его форма постоянно совершенствовалась. И лодки, и самолеты отличаются теми функциональными задачами, которые они призваны решать. Одни лодки предназначены для отдыха семьей, другие — для скоростного управления, какие-то лодки комфортней, какие-то мореходнее. Отличают нюансы, на которые клиенты обращают внимание при выборе, хотя, конечно, в глобальном смысле они не принципиальны.

Когда вы начинаете в яхтах разбираться, вы заходите на борт и понимаете суть нашей работы, вы учитесь находить определенную схожесть судов модельного ряда и то, что отличает лодки одного класса разных производителей. К примеру, если вы внимательны, то без труда заметите фамильные черты, которые отличают наши Prestige от всех остальных…

— Как художнику вам наверняка хочется создавать, творить, придумывать. Как реализуются концептуальные идеи, которые необходимо вместить в определенные рамки, ограниченные как минимум корпусом судна?

— Главная задача дизайнера-конструктора — следить за определенными требованиями рынка и находить для них решения, а не совершать революции. В модельном ряду Prestige — двенадцать яхт, и в последнее время мы представили всего две новых модели. Когда мы делаем новую лодку, она не становится принципиально новой — она всегда чем-то похожа на предшественницу, которая на ее фоне не выглядит устаревшей. Новинка должна быть интегрирована в «свою семью» — это всего лишь незначительная эволюция.

— В моем представлении профессия яхтенного дизайнера выглядит более романтично. Неужели четкий и рациональный расчет, экономически обоснованные решения и непременное служение великому Рынку и Технологиям — это самое важное?

— Конечно, иногда хочется стать революционером и создать что-то принципиально новое, но мы не можем себе этого позволить, учитывая особенности индустриального конструирования и производства. В то же время любая идея имеет право на существование, ведь и эволюция невозможна без новых смелых решений. Другое дело, что этим решениям необходимо пройти испытание временем, сначала они должны быть реализованы в концептуальных, индивидуальных проектах. Ведь, создавая настоящее, мы должны предвидеть будущее.

— Изучая ваши работы, я нашла футуристический проект 353-метрового Super Eco Ship. Расскажите, пожалуйста, о нем подробнее.

— Этот проект экологически чистого судна 2030 года был создан по инициативе одной из крупнейших судоходных компаний, владеющей тысячами судов. Над ним сейчас работает целая группа специалистов из разных стран. Это по сути комбинация всех современных наработок в области судостроения с акцентом на экологичность и экономию энергоресурсов. Понимая работу всех систем судна, мы собрали воедино самые свежие и смелые технические решения. Внешне действительно выглядит немного странно: крылья-паруса, как на виндсерфере, корпус из солнечных батарей, электрический двигатель. Но, понимая все требования экологии и безопасности грузоперевозок, мы сделали его таким, какой он есть. Все технологические решения — от систем вентиляции до силовой установки — могут быть реально воплощены в нынешних условиях, так что это не просто наша фантазия.

— Вы говорите о том, что должны предвидеть будущее. Быть может, вопрос покажется банальным, но какие тенденции вы определили бы как актуальные?

— В процессе создания лодки мы думаем о ее позиционировании на рынке минимум через 5 лет. Представьте себе, будто у меня есть волшебные очки, которые позволяют заглянуть на выставку 2017 года и увидеть нашу модель в числе лучших. Если говорить о современных, уже реализованных успешных проектах, то я избежал бы оценки достижений других архитекторов — буду говорить про свои работы.

К примеру, как тенденцию можно определить возможность кругового обзора. Ничто не должно мешать человеку на борту наслаждаться морем. Быть может, вам покажется, что большая яхта из-за кругового обзора выглядит, как спортивный катер. Но это концепция, которая очень успешна на рынке. Владелец живет на лодке, и он заплатил большие деньги вовсе не для того, чтобы выглядывать в маленький иллюминатор. Кроме того, и судоводитель должен хорошо контролировать окружающую обстановку.

— Да, эту тенденцию видно хотя бы по раздвижным стеклянным крышам, которые все чаще попадаются даже на больших яхтах.

—Если вам интересно, я расскажу, как на лодках появились стеклянные раздвижные крыши. Идея витала в воздухе давно, но реализована была только в последние годы. Еще задолго до кризиса я общался с топ-менеджерами автомобильных корпораций по этому вопросу. При этом понятно, что сдвижная система для лодки должна быть раз в пять больше, чем на автомобиле, не говоря уже о ее абсолютной герметичности. Тогда «автомобильные боссы» спросили меня: «А сколько лодок вы производите в год?» «О, яхтенная индустрия очень большая, — ответил я, — лично мы готовы заказывать целую сотню систем в год». Они тогда посмеялись и сказали, что им было бы интересно работать с объемом 25 000 систем в год. Но наступил кризис, и эти парни сами вышли на меня, и мы начали работать. Так что раздвижные крыши на яхтах своим появлением обязаны кризису.

Если серьезно, то опционально раздвижная крыша все-таки подразумевает спортивный характер судна и, соответственно, приемлема на катерах и яхтах относительно небольшого размера. Надо быть уверенным, что она будет вовремя закрыта и в случае непогоды не испортит разложенные ковры и прочую эксклюзивную отделку салона.

— Какие тенденции, помимо улучшения обзора, вы бы еще назвали?

— Тут стоит упомянуть об одной маленькой, но очень важной детали, которая возвращает покупателей на наши лодки и имеет большой коммерческий успех. Касается она внутренней планировки. Как было всегда на протяжении многих поколений лодок? Чтобы попасть к себе в каюту, владелец должен был пройти сквозь салон, спуститься вниз мимо гостевой каюты и еще раз спуститься вниз. То есть получается, что самый важный человек на борту, чтобы добраться до своих апартаментов, должен преодолеть самое большое расстояние и встретиться со всеми, кто есть на борту. Мы пожертвовали парой квадратных метров салонного пространства, но вход в мастер-каюту сделали отдельным, расположив его в кормовой части салона. Владельцу нужно сделать всего несколько шагов, чтобы попасть к себе. Все счастливы: не нужно толкаться с гостями около туалета, нет ощущения бесконечного пути по трапам, никто не в курсе, когда и во сколько владелец вернулся на борт.

А вот другой пример, актуальный для круизных судов и больших яхт. Душевая кабина — маленькое замкнутое пространство, в котором не всегда комфортно находиться. Современные технологии позволяют делать стекла матовыми одним нажатием кнопки. Никто не может увидеть, что внутри, зато, если хочется, можно видеть все вокруг. На лодке мало места, и мы используем все возможности, чтобы создать иллюзию пространства.

Такие маленькие детали делают большие вещи на рынке, заставляя покупать определенные модели определенных компаний.

— Здесь, на одном из выставочных стендов, было представлено экспедиционное судно, получившее премию за лучший дизайн. Большой стальной пароход… Понятие «лучшее» в отношении дизайна очень субъективно, тем не менее кто-то берется давать оценки custom-проектам или называть лучшими определенные серийные модели. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию.

— Проекты, выполненные по индивидуальному заказу, такие, как упомянутый экспедиционник, очень специфичны. Подобные суда предназначены абсолютно для других целей, нежели традиционные серийные. Это яхты для долгих путешествий, например, куда-нибудь в Антарктику. Путешествий без стоянки в дорогих маринах, вечерних ресторанов, без встреч гостей на борту. Однако индивидуальное исполнение — дело тонкое. Мой друг владеет аналогичной яхтой «Pink Shrimp» — это 42-метровый траулер с эксклюзивным дизайном интерьеров. Так вот, уже который год он не может от нее избавиться, хотя она ему уже давно надоела. Именно из-за специфики лодки, скорее всего. Поэтому в своих решениях дизайнеры должны быть очень осторожны.

В мире десятки больших выставочных проектов, на которых представляются сотни премьер. И премий очень много. К примеру, почти все лодки Prestige награждены премиями в Дюссельдорфе, Генуе, Каннах. Это такой маркетинговый ход, так что в большинстве случаев премии имеют большее отношение к коммерческим и политическим вопросам на рынке, ведь понятие красоты действительно очень субъективно. Это важно для покупателя, когда не только ему самому что-то нравится, но еще и другие это подтверждают, поддерживая таким образом его выбор.

— Давайте в заключение поговорим о более доступных и популярных лодках. Одна из последних новинок верфи Jeanneau — нашумевшая NC11. За вполне доступные 200 тысяч евро — полный набор яхты бизнес-класса. Как вам все-таки удалось в 11 метров «вместить невместимое»?

— NC11 обладает всеми фамильными чертами, о которых мы говорили вначале. Сдвигающаяся прозрачная крыша, круговой обзор — здесь нет ощущения, что вы находитесь внутри, ведь ничто не ограничивает ваш взгляд на море или небо.

Салон и кокпит находятся на одном уровне, образуя единое пространство, так что, выходя из-за руля, можно как следует разбежаться и прыгнуть в воду. Диваны в салоне полностью раскладываются, превращаясь в полноценную двуспальную каюту. Обратите внимание на дверь рядом с креслом водителя — можно спокойно ошвартоваться, оставаясь на своем месте.

С точки зрения ходовых характеристик лодка очень спортивна и динамична. В общем, вы правы: это опциональный набор всех нюансов, из которых строится наше представление о комфорте.

Автор: Анастасия Кобзева. Статья из журнала "Капитан Клуб"

Привет, профессор!

Назад к списку